Главное
Общество, 06 июля, 11:01

Целый век спасения людей из-под земли

К столетию службы командир ДВ отряда в Хабаровске Александр Ванин раскрывает секреты горноспасательного дела

Целый век спасения людей из-под земли
Фото: ИА «Хабаровский край сегодня»

В среду, 6 июля, горноспасательной службе России исполняется 100 лет. В юбилейную годовщину командир военизированного горноспасательного отряда Дальнего Востока Александр Ванин в эксклюзивном интервью корреспонденту ИА «Хабаровский край сегодня» рассказал об особенностях работы в условиях Дальнего Востока. А он знает шахты и рудники от Приморья до Якутии как свои пять пальцев, потому что его главная задача – обеспечить их безопасность. Ведь Александр Сергеевич работает в этой службе уже 37 лет.

Горит даже металл

С Александром Сергеевичем мы встречаемся в здании военизированного горноспасательного отряда Дальнего Востока в посёлке имени Горького. До гор тут далеко. Честно признаюсь, как обыватель работу горных спасателей я представлял себе как помощь пострадавшим или заблудившимся в скалах туристам или альпинистам. Ошибался.

– Наша служба создавалась для спасения шахтёров, работающих под землёй. Это шахты, рудники. У нас своя специфика, в отличие от пожарных, других аварийно-спасательных. Работать приходится в стеснённых условиях, в непригодной для дыхания среде. Если пожар под землёй возник, то температуры там могут быть такие, что горит и металл. И в таких условиях необходимо не только спасать людей, но и просчитать все риски для самих горноспасателей, – объясняет Александр Ванин.
Командир дислоцированного в Хабаровске отряда руководит горноспасательными подразделениями от Сахалина до Якутии. Огромные территории, тысячи километров. Случись где обрушение или пожар подземный, перебросить дополнительные силы горноспасателей не так просто. Но на крупных добывающих предприятиях есть стационарные подразделения – всего их в подчинении Александра Ванина шесть. Одно из них в угольной столице края Чегдомыне – это 128 горноспасателей. Разбросан по Дальнему Востоку и 21 вахтовый пост, где сотрудники отряда дежурят, сменяя друг друга.

ЭксклюзивОбщество
Кирилл Ялынычев приоткрыл секреты профессионального мастерства
27 декабря 2021, 10:46 0

За последние 10 лет на объектах обслуживания отряда произошло 18 аварий. Это немного. Ставку делают на профилактику. Плотно работают дальневосточные горноспасатели с руководством добывающих предприятий, чтобы не допустить беды. На каждом опасном объекте, а таких дальневосточный горноспасательный отряд обслуживает 375, составляются планы ликвидации возможных ЧС, проводятся учения, проходят регулярные проверки оборудования. Особенность Дальнего Востока – развитие добровольчества среди шахтеров. Горноспасатели обучают нелёгкому делу сотрудников предприятий, чтобы те могли оперативно среагировать в первые минуты после аварии.

– В Хабаровском крае было ликвидировано три пожара на угледобывающих предприятиях Верхнебуреинского района. Всё это пожары, произошедшие из-за внешнего воздействия (неисправного электрооборудования, трения, несоблюдения правил ведения горных работ и т.п.). В 2003 году в Чегдомыне загорелась шахта «Ургал». Четыре месяца горноспасатели совместно с шахтерами занимались работами по его изоляции и тушению, – говорит собеседник.
Военизированная горноспасательная часть – единственное подразделение МЧС, которое полностью окупает своё содержание, зарабатывая средства обслуживанием добывающих предприятий. Но ещё несколько лет назад этим мог заниматься кто угодно, были пробелы в законодательстве.
– Приходили к заказчику, говорили: ВГСЧ просит с вас такую-то сумму, мы возьмём вполовину меньше. Не имея ни обученных людей, ни оборудования, ни автотранспорта, такие частники просто торговали печатями, откровенно говоря, – говорит командир отряда. – В 2018 году правительство России приняло стандарт горноспасательного обслуживания. Дикий рынок в этой сфере закончился.
Сейчас обслуживанием горных выработок имеет право заниматься только государственные ВГСЧ. В законе чётко прописаны расценки, требования и алгоритм организации горноспасательных работ. К слову, большинство крупных аварий на шахтах и рудниках в стране произошло как раз до того, как государство навело порядок в отрасли.

перед походом в шахту_фото Александр Ванин.jpg

Перед спуском в шахту. Фото: Александр Ванин

С неба – под землю

В горные спасатели Александр Ванин попал совершенно случайно. Первые шестнадцать лет прожил в северном горняцком поселке в Оймяконском районе Якутии. Там добывали россыпное золото. Но горняцкое дело не привлекало подростка. Его манило небо. Три года в старших классах готовился к поступлению в лётное училище. Мечта была – стать пилотом гражданской авиации.

– После окончания школы поехал поступать в училище в Иркутск. Перед самым отъездом сделали несложную операцию, а врач, который её проводил, «очень постарался», как в последствии выразился его коллега. Так что на момент поступления я не успел восстановиться. Не прошёл бы медицинскую комиссию. Мой родной дядька, который жил в Иркутске, посоветовал зайти в политехнический институт рядом с его домом. Там я случайно столкнулся со старым школьным другом, который поступал на горный факультет по направлению от предприятия. Подумал, что на миру и смерть красна, решил подать документы на горный факультет. Так я вместо неба попал под землю, – вспоминает Александр Сергеевич.
После окончания выбрал распределение в горноспасательное подразделение в Забайкалье. Там молодому специалисту сразу предоставляли квартиру.
– Откровенно говоря, не лучшее место для жизни. Решил, что отработаю три года и уеду, на что мой коллега сказал: «Сергеевич, трудно только первые двадцать лет, потом привыкаешь». Вот так и привык. Семь лет проработал в Забайкалье, десять лет в Якутии, и вот уже двадцать лет в Хабаровске.

Прокуратура раскрыла подробности инцидента с обрушением породы на оловянном руднике
27 июня 2022, 13:25 0

Уснувший машинист

За годы службы Александру Сергеевичу приходилось и участвовать, и руководить разными горноспасательными работами. Всё было – и пожары, и взрывы газа, и обрушение горных выработок, и затопление шахт. В 2010 году он участвовал в работах по ликвидации последствий взрыва метана и пыли на шахте «Распадская» в Кемеровской области. Как сообщается, когда началась ликвидация его последствий на следующий день там же случился ещё более мощный взрыв.

– Тогда при взрыве погибло больше 90 человек, в т.ч. и 20 горноспасателей. Потом эксперты, в том числе и зарубежные, пришли к выводу, что руководители ликвидации аварии не имели возможности предусмотреть такое развитие ситуации. Подземный взрыв смеси газа и угольной пыли был такой силы, что взрывная волна вышла на поверхность и разрушила массивные железобетонные строения на земле.
Печальный итог беспрецедентной в мировой истории аварии на Распадской – 91 погибший, 12 человек признаны пропавшими без вести.
– Надеюсь, что такого подземного апокалипсиса в нашем регионе не случится. Особенность наших шахт в том, что угольный пласт выделяет небольшое количество взрывоопасного газа по сравнению с кузбасскими. В этом вопросе у нас шахтёрам работать безопаснее.

А вот от обвалов породы, как и в любой горной выработке, никто не застрахован.

– В 2005 году на шахте «Эрчим-Тхан» в Южной Якутии произошло обрушение пород кровли горной выработки. Под завал попала самоходная вагонетка, в кабине которой находился машинист. Около полутора суток горноспасатели пробивались к нему по завалу. Вначале он подавал голос, но последние 8 часов он не отвечал, думали – всё, не успели. Все полтора суток на командном пункте присутствовал генеральный директор предприятия, обеспечивал снабжение работ. Поисковая выработка вышла точно на крышу кабины самоходной вагонетки. Когда стали разбирать завал у кабины, он откликнулся, живой и даже не поцарапанный. На вопрос, почему замолчал, ответил: «Я уснул». Выдернули его из кабины как репку. На командный пункт пришла информация – «нашли, достали, выводим». Генеральный директор со всех ног в шахту. Вызвали из Нерюнгри медицинскую бригаду. Наблюдаем картину: выходит машинист самоходной вагонетки, чистенький, ни пылиночки, рядом с ним генеральный директор, грязный как чёрт. Медики бросаются к генеральному директору, за руки, за ноги – и на носилки. А он отбивается и орёт: «Это не я!». Они думают, тот в шоке, и пытаются его утихомирить. Насмеялись тогда! – улыбается мой собеседник.

Себя Александр Ванин суеверным человеком не считает. Лётчиком с их верой в многочисленные приметы он так и не стал. Но есть у горных спасателей всё же одна примета: если долго не было аварий, жди беды. А значит, части должны быть в постоянной готовности выдвинуться на помощь попавшим в беду людям.

спасатели под землей_фото Александр Ванин.jpg

Горноспасатели под землёй. Фото: Александр Ванин

Кстати:

Началом организации государственной горноспасательной службы в нашей стране считается 1922 год. Тогда 6 июля Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом и Советом Народных Комиссаров было принято постановление «О горноспасательном и испытательном деле в РСФСР». Так официально было положено начало организации профессиональной горноспасательной службы, построенной на принципах централизованного управления.

Организация горноспасательного дела на Советском Дальнем Востоке относится к 1923 году, когда на Сучанский рудник из Донбасса прибыли горный инженер Селицкий и старший инструктор Макеевской горноспасательной станции Гуторов.

Современный военизированный горноспасательный отряд Дальнего Востока был создан 1 ноября 2001 года на основе сохранившихся после всех реорганизаций и ликвидаций подразделений ВГСЧ (военизированной горноспасательной части), дислоцированных в Приморском и Хабаровском краях, Якутии, Чукотском АО. Впоследствии в состав отряда влились подразделения Сахалина и бывших ведомственных горноспасательных частей, дислоцированных в Приморском крае.

По теме