Главное
Наш край, 05 июля, 18:30

Хабаровчанин написал книгу о вернувшем наш Дальний Восток генерале

Первые два тома о жизни российского уполномоченного России в Китае Николае Игнатьева вышли в свет

Хабаровчанин написал книгу о вернувшем наш Дальний Восток генерале
Фото: ИА «Хабаровский край сегодня»

Во вторник, 5 июля, исполняется 190 лет со дня рождения русского путешественника, военного топографа и сподвижника графа Муравьёва-Амурского Михаила Венюкова. Он участвовал в мае 1858 года в подписании исторического для российского Дальнего Востока Айгунского договора с Китаем и участвовал в закладке поста Хабаровка, напоминает ИА «Хабаровский край сегодня».

Об этом российско-китайском трактате написано много книг, он хорошо известен в массах. А вот о том, кто и при каких удивительных обстоятельствах поставил жирную точку в окончательном присоединении Приамурья и Приморья к России, говорится совсем немного. Это упущение постарался исправить историк и писатель из краевой столицы Вячеслав Лушнов. Он выпустил первые два тома из четырёх своего масштабного исследования биографии генерала Николая Игнатьева – чьё 190-летие также отмечалось в этом году. О том, как российский уполномоченный практически в одиночку убедил власти Поднебесной окончательно уступить русскому императору современные Приамурье и Приморье, он рассказал в эксклюзивном интервью корреспонденту нашего издания Даниилу Горчакову.

Императорский крестник

Вячеслав Лушнов – пермяк, который стал хабаровчанином после окончания армейской службы, закончил наш пединститут, работал учителем истории, возглавлял образовательные учреждения, но много лет успешно занимается издательским делом. Но почему для своего исследования он выбрал российского уполномоченного в Китае генерала Игнатьева?

– Всем известна роль в присоединении Дальнего Востока к России графа Муравьёва-Амурского. Николай Игнатьев оставался все эти годы в его тени. Памятник человеку, который поставил точку в вопросе присоединения Дальнего Востока, поставлен лишь несколько лет назад в селе Игнатьево около Благовещенска. Мой труд – литературный памятник этому великому человеку, – объясняет Вячеслав Лушнов.

ЭксклюзивОбщество
Хабаровский учёный рассказал малоизвестные факты об Айгунском договоре
28 мая 2018, 14:00 0

Николай Игнатьев родился в семье дворянина, офицера Павла Игнатьева. В 1825 году во время восстания декабристов рота под его командованием первой перешла под знамёна коронованного императора Николая Первого. С тех пор его семья стала очень близкой к правящему в России дому Романовых. Крестным отцом родившегося в январе 1832 года Николая Игнатьева стал не кто иной, как император Александр Второй.

Лучший выпускник Пажеского корпуса, с отличием закончивший Николаевскую военную академию, Николай Игнатьев на дипломатическом поприще ярко дебютировал на Парижской мирной конференции 1856 года по итогам неудачной для России Крымской войны. Он усмотрел ошибку на картах и не допустил того, чтобы нашу страну отрезали от выходов к Дунаю и Пруту. Потом была экспедиция в Среднюю Азию, где Игнатьев заключил важные договоры с тамошними эмирами. В 1859 году его крёстный – император Александр Второй поручает ему невыполнимую, как тогда казалось, миссию – добиться признания Китаем российской принадлежности Приамурья и Приморья.

Николай Игнатьев_Государственный архив РФ.jpg

Николай Игнатьев. Фото: Государственный архив РФ

Как важно знать чужие обычаи

Давайте вспомним, как развивались события в конце 1850-х годов, когда Россия вернула себе потерянные по итогам Нерчинского договора 1689 г. земли на Амуре. В 1858 году генерал-губернатор Николай Муравьёв подписал с китайским сановником И Шанем Айгунский договор. За это графу был пожалован титул Амурского. Согласно подписанному документу, весь левый берег Амура закреплялся за нашей страной, а территория к востоку от Уссури и всё правобережье от её слияния с главной дальневосточной рекой объявлялось зоной совместного использования.

– Айгунский договор был ратифицирован в июле 1858 года императором Александром II, однако трактат не был ратифицирован китайскими властями. А историки понимают, что без ратификации, без официального признания документа и земли по левому берегу Амура стали российскими только формально, – объясняет автор книги о российском посланнике Игнатьеве. – Сразу после заключения договора в Айгуне распоряжением Муравьёва-Амурского за ненадобностью ликвидировались русские военные посты на левом берегу Амура, на правом берегу на территории Маньчжурии, где сейчас расположен Хабаровск, с 31 мая и до заморозков 1858 года в новых казармах был расквартирован 13-й Сибирский линейный батальон. Однако земли эти Цинская империя продолжала считать своими до заключения генералом Игнатьевым Пекинского договора в ноябре 1860 года. Поэтому корректно говорить не об основании российских населенных пунктов на территории Маньчжурии, а считать первыми достоверными упоминаниями их названий в истории Дальнего Востока.
Задачу добиться от китайского двора признания Айгунского договора и поставил император Александр Второй своему посланнику в Пекине Николаю Игнатьеву.

ЭксклюзивОбщество
Исполняется 165 лет первому сплаву и старту парового судоходства
26 мая 2019, 12:30 0

Заблаговременно изучив китайские традиции, Игнатьев в Пекин прибыл не как европеец, на лошадях или пешком, а в паланкине с носильщиками. Так в Поднебесной могли передвигаться только высокопоставленные сановники. Нужное впечатление произвёл. Китайцы даже стали уважительно называть тогда ещё очень молодого русского посланника (ему не было и тридцати) И Дажэнь. В переводе это значит вельможа И, – ну не могли жители Поднебесной выговорить фамилию Игнатьева!

Николай Павлович умудрился добиться, чтобы переговоры с ним императорский двор вёл не в предложенном китайцами Доме переговоров. Оказывается, там чиновники Поднебесной принимали только своих вассалов. Ну не мог представитель Российской империи оказаться в подчинённой роли. Переговоры почти весь 1860 год шли на территории Русской духовной миссии в Пекине.

– Верховный совет высших китайских сановников по-прежнему отказывался признавать Айгунский трактат, ссылаясь на то, что Муравьёв лишь страхом принудил И Шаня подписать договор и без высшего распоряжения позволил российским судам ходить по Амуру и Уссури, – рассказывает Вячеслав Лушнов. – Одобренная богдыханом (императором Цинского Китая) позиция была следующей: избегать разрыва с Россией, но не соглашаться на её требования о территориальных уступках, выждать окончания ссоры с европейцами.

Николай Игнатьев в 1900 году. Фото Дмитрий Янчевецкий.jpg

Николай Игнатьев в 1900 году. Фото Дмитрий Янчевецкий

Лавируя среди великих держав

Тут важно добавить, что в Китае тогда была в разгаре Вторая Опиумная война. Англия и Франция пытались оружием добиться от Поднебесной свободной торговли наркотиком на территории этой страны. Их войска заняли многие китайские города, стояли уже в Шанхае, угрожая наступлением и разорением столицы – Пекина.

Именно эту карту и разыграл Игнатьев, чтобы добиться территориальных уступок от Китая. Из Санкт-Петербурга в мае 1860 года он получил депешу с указанием выдвинуться к прибывшей ему на помощь военной эскадре кораблей. Китайские власти отказались выпускать Игнатьева из Пекина. Скорее всего, в случае наступления европейских держав ему была уготована участь политического заложника.

Но Николай Павлович пошёл на хитрость. 16 мая 1860 года Русскую духовную миссию покинули несколько повозок, паланкин посланника. Около южных ворот города повозки вдруг «сломались», возникла заминка. Подоспевшие китайские сановники и войска пытались задержать бежавшего дипломата. Кинулись к паланкину – а он пустой. Игнатьев же покинул столицу Поднебесной верхом, проскочив охрану.

ЭксклюзивОбщество
Заказчикам не понравились китайские проститутки и боксеры
22 мая 2019, 10:00 0

В Шанхае Игнатьев вступил в переговоры с европейцами. Он убедил их отказаться от планов стереть с лица земли императорский дворец в Пекине, фактически спас столицу Китая от разорения. В походе на Пекин казачий конвой Игнатьева шел следом за армадой хорошо вооружённых армий Англии и Франции.

«Замечательно, что жители селений, лежавших по пути, встречали русских как избавителей, как только распознавали, что судно русское, почитая их людьми мирными и приязненными к Китаю, и просили покровительства от грабящих и разоряющих их союзников», – писал Николай Игнатьев в своих воспоминаниях.

В итоге, лавируя между державами, используя дипломатию и без единого выстрела, Николай Игнатьев в ноябре 1860 года добился от Китая подписания и ратификации нужного России Пекинского договора. Нынешние территории Приморья и амурского правобережья Хабаровского края – а это самая густонаселённая часть Дальнего Востока – были навсегда закреплены за Россией.

К заключению Пекинского договора 1860 года. Фото - иллюстрация из журнала Русский художественный листок, 1861 г..jpg

К заключению Пекинского договора 1860 года. Фото - иллюстрация из журнала «Русский художественный листок», 1861 г.
СПРАВКА:

Двухтомник «Российский уполномоченный в Китае генерал Игнатьев» уже поступил в широкую продажу в книжные магазины Хабаровска и Владивостока. В первом томе очень подробно рассказывается о биографии и родословной дипломата. Во втором «Из архива генерала Игнатьева: документы, письма, записки» автор опубликовал неизвестные читателю 82 письма Муравьёва-Амурского. Писем оказалось столько, что потребуется издание ещё двух томов, которые Вячеслав Лушнов планирует издать до конца 2022 года. В дальнейшем он намерен подготовить к публикации подробное исследование о первом официальном после России в Китае Льве Баллюзеке, который был сподвижником адмирала Путятина при подписании договора в Тяньцзине и генерала Игнатьева – при подписании договора в Пекине. Рабочее название будущей книги «Маяк Баллюзек».

По теме